Жильцы частного сектора требуют снести 16-этажный дом в центре Барнаула

Сoбствeнники трex чaстныx дoмoв в цeнтрe Бaрнaулa трeбуют в судe снeсти нeдaвнo пoстрoeнный и ужe зaсeлeнный 16-этaжный жилoй дoм нa ул. Чeрнышeвскoгo, 186. Из-зa слишкoм близкoгo рaспoлoжeния высoтки oни пoтeряли прaвo нa бeзoпaсную жизнь, считaют oни. Мeжду тeм, кoмпaния-зaстрoйщик пoясняeт: зaкoн oнa нe нaрушилa, a дoкaзaтeльствo этoму — рaзрeшeния нa стрoитeльствo дома и ввод в эксплуатацию, пишет altapress.ru.

Мир изменился

Бульдозеры приехали сюда осенью 2016-го. К тому моменту обитателей частного сектора вдоль улицы Чернышевского застройщик уже расселил. Всех. Кроме жителей нескольких небольших домов, оказавшихся к стройплощадке, что называется, забор к забору.

Светлана Решетникова, жительница одного из них, купила в ипотеку добротный, с нулевым износом, кирпичный дом в конце 2015 года. Тихое, почти деревенское, местечко в центре Барнаула, казалось, будто создано для ее семьи.

Никто и предположить не мог, что мир вокруг изменится так внезапно и быстро. Большая стройка началась.

Жизнь стала невыносимой

Право на спокойную жизнь в своем доме Светлана Решетникова и ее соседи пытались защитить, как умели: это были десятки обращений во все инстанции вплоть до администрации президента и следственного комитета. Многие ответственные товарищи слали отписки в ответ. Но были и те, чьи ответы они сегодня намерены использовать в суде.

«В наши огороды летел строительный мусор, а над нашей территорией, бывало, проносили грузы», — отвечает Светлана Решетникова (она демонстрирует фото, как над ними парит «рюмка» для бетона).

При этом на руках у людей есть ответ главного архитектора края (сегодня его должность называется иначе) Виктора Четошникова. Он оговаривается, что его оценка предварительная, но, так или иначе, для размещения этого дома с необходимыми площадками для отдыха, гостевого транспорта, зеленых насаждений выделенная ему территория (3,8 тыс. кв. метров) мала. Не хватает еще 4,5 тыс.

Правда, его ответ ничего не изменил и ни на что не повлиял. Тем временем люди продолжали стучаться во все двери. В госинспекции их даже упрекнули в злоупотреблении правом, рассказывает Татьяна Ширнина, дочь владелицы другого дома. «Ну ведь ответ не соответствовал сути вопроса», — недоумевает она.

Хотя, полагаем, всем было бы проще, если бы и с этими жильцами застройщик договорился о выкупе.

«Нам не сделали никаких предложений, нас просто поместили в ад», — говорит Светлана Решетникова.

В прифронтовой полосе

«Когда из мерзлой земли начали выворачивать фундаменты, в наших домах пошли первые трещины», — вспоминает Светлана. Опасны ли они?

«Для нашего дома, наверное, нет, фундамент у него крепкий, хотя, конечно, чтобы знать точно, нужна экспертиза. А вот дом Светы Козлитиной старенький, и он сильно просел», — отвечает Михаил Гусев, муж Светланы Решетниковой.

Трещины появились — люди вызвали чиновников. «Прямой связи со строительством они не усмотрели, хотя земля тряслась от стройки и башенный кран работал в восьми метрах», — продолжает Решетникова.

Нельзя сказать, что строители вообще не реагировали на жалобы — когда грунт проседал,они его укрепляли, отсыпали проезд.

«Но мы забыли, что такое спать нормально, стройка велась с семи утра до двух ночи без выходных. А полиция приезжала через пять минут после того, как на стройке глушили машины. Самое страшное было, когда от дома Светы Козлитиной начала отъезжать газовая труба», — говорит Решетникова.

Жизнь в прифронтовой полосе — так описывает она пережитое.

Подали в суд

10 декабря 16-этажная высотка на ул. Чернышевского введена в эксплуатацию. Дом заселяется, новоселье в нем будет справлять не одна сотня человек, которые, скорее всего, ни малейшего понятия не имеют о заботах своих соседей из маленьких домов. И все же осенью, незадолго до ввода, собственники трех частных домовладений подали заявление в суд о его сносе.

«Может быть, все это надо было просто перетерпеть? Прошлое же вы изменить не можете», — я пытаюсь понять, что не так сейчас. Ведь стройка закончилась, перфораторы замолчали. Можно вернуться к спокойной жизни.

«Будут ли ваши права восстановлены, если здание снесут»? — задала им вопрос судья Анна Ваншейд на судебном процессе.

Дойдем до Москвы

У трех Светлан — Решетниковой, Козлитиной и Ширниной, как они считают, море аргументов в подтверждение своих судебных требований. Среди них, как утверждали они и их юристы на суде, узкие противопожарные проезды, слишком близкая к их жилью автостоянка и газовая труба без нормативной зоны отчуждения.

Многие аргументы подтверждены заключениями ведомств. Но сейчас суд назначил новую экспертизу. Люди говорят, что готовы переехать, если застройщик пойдет им навстречу— после возведения «свечки» их недвижимость мало кому интересна, полагают они, то есть сами они ее продать не смогут. Первые за два года переговоры с директором компании-застройщика ИСК «Алгоритм» они провели буквально недавно — в декабре. Правда, решение еще не найдено.

На суде юрист застройщика пояснил: компания исковые требования не признает. Суть его пояснений: разрешение на строительство получено, проект прошел экспертизу и получил положительное заключение.

«Нам уже бросали обвинение, что мы вымогатели. В каждой организации, в которую мы обращались, нам говорили: да вы поди просто хотели от строителей слишком много. Хотя до декабря 2018 года я ни разу не назвала цену», — говорит Светлана Решетникова.

«Мы пойдем до Верховного суда. Ничего другого нам не остается», — добавляет Михаил Гусев.

Комментарий застройщика

Руководитель компании-застройщика ИСК «Алгоритм» Ксения Белоусова уверена, что все законно.

«Наша компания завершила строительство многоэтажного жилого дома по ул. Чернышевского 186 и получила разрешение на ввод объекта в эксплуатацию 10 декабря 2018 года. Данный объект на этапе строительства подлежал государственному строительному надзору, в ходе которого Государственной инспекцией Алтайского края осуществлялась проверка строительства на соответствие действующим техническим регламентам, в том числе на предмет безопасности.

Таким образом, наш объект построен в соответствии с разрешительной документацией и соответствует действующим строительным нормам.

Вопрос точечной застройки для строительной отрасли является достаточно непростым. На федеральном уровне сегодня отсутствует системный институт осуществления так называемой реновации застроенных территорий. Существующих отдельных положений недостаточно для решения всех вопросов. Комплексно данный институт реализовывается сегодня лишь в Москве.

Трудности для строителей возникают уже на стадии выкупа земельных участков для будущего проекта строительства. Договориться с большим количеством людей об одном вопросе — достаточно сложно, даже организационно.

Далее вопрос цены — для застройщика ценность представляет земельный участок, а хозяйственные постройки на нем в любом случае пойдут по снос. Для собственников — наоборот, они оценивают в первую очередь свое жилище, деньги и силы, потраченные на его строительство. А еще важно, чтобы было не хуже, чем у соседа. Это значительно затрудняет переговоры.

Я полагаю, что данные трудности возможно преодолеть совместной работой застройщиков и органов местного самоуправления, потому что у нас общая цель — сделать наш город лучше».

Комментарии запрещены.

Реклама
(Input html or adsense code here)